Как мужики моются в бане

Лесоповал, общая баня и трудодень. Как работали люди в самый разгар войны

Как мужики моются в бане

В издательстве «Никея» вышла книга «Живы будем — не умрем. По страницам жизни уральской крестьянки» — воспоминания Татьяны Серафимовны Новоселовой. Это еще одно сильное и яркое свидетельство несокрушимой твердости духа, бесконечного терпения, трудолюбия и мужества русской женщины.

Обреченные на нечеловеческие условия жизни, созданные «народной» властью для своего народа в довоенных, военных и послевоенных колхозах, мать и дочь не только сохранили достоинство, чистую совесть, доброе, отзывчивое на чужую беду сердце, но и глубокую самоотверженную любовь друг к другу.

Любовь, которая позволила им остаться в живых… Прочтите небольшой фрагмент книги.

В самый разгар войны на лесоповал отправляли из колхозов всех, кто годился, кроме стариков, инвалидов и детей. Всю свою долгую жизнь мама вспоминала лесоповал, куда ее отправили от нашего колхоза «Красный пахарь». Я и сейчас помню ее рассказы. По мере моего взросления и осознания происходящего, я засыпала ее вопросами.

— Что ты там делала, мама?

— Все, что десятник скажет. Отпираться не будешь или судить-рядить, ведь не на курорт приехала отдыхать. Мужики лес ручными пилами с комля пилили, а мы сучья обрубали по колено в снегу, а когда и до пахов. Потом я ледянку мела дочиста ползимы, чтоб лесины удобнее было к реке по ней скатывать, а там эти бревна скрепляли в плоты.

Позже мои вопросы уже требовали подробностей, так я узнала, что ледянка — это широкая, длинная, сплошь вся ледяная дорога. Ее готовили заранее, расчищали от деревьев и кустов. Самым трудным было выкорчевывать пни.

— А как выровняем к морозам, — рассказывала мама, — то в бочках на лошадях подвозили воду с реки, заливали ее водой, и делалась она тогда ровной и вся изо льда. Лошадей ковали хорошо, чтоб не падали и не катались. Иногда за ночь снегу на нее наметало почти по колено, вот я и сгребала его на стороны, да мела ее метлой.

Тут в ее рассказ вступала я с вопросом: а не падала она, не ушибалась ли?

— Еще как! Так хлопнешься, что все в тебе сбрякает, а из глаз разноцветные искры посыплются. Жаловаться было некому. Наперед знала, чё десятник скажет: «На молодом теле, Лиза, нет накладу».

— А вы в бане мылись?

— Вот ведь какая ты неуемная: все тебе надо знать с пяты до пяты.

Помню, перед ответом на этот каверзный вопрос она залилась звонким, веселым смехом, глаза ее прищурились и засверкали.

— А вот скажи про это сейчас доброму человеку, так не поверит. Баня была одна на всех. Стояла она недалеко от барака. Большая, с двумя печами, а в печах вделаны котлы для воды.

Была она с предбанником, там на шесте березовые веники висели. Мылись сразу все вместе: и мужики и бабы, только сидели на скамейках по разным сторонам. Свой стыд вениками прикрывали.

Пару было много, а хохоту еще больше.

Мы все тогда дружно жили, народ был другой, и время другое, и трудности были одни на всех. Разглядывать никто никого в бане не будет — не до того. Мы лес валить приехали, а не свое тело казать да холить. Там каждая секунда рабочего времени была на счету.

Все, как на войне. Мы все вместе ни свет ни заря на работу до самой темноты, пока команду не получишь от десятника.

Я не понимала, зачем надо было мыться всем вместе, и просила ее тут же растолковать это хитроумное обстоятельство. Оказалось, это делалось для того, чтобы работа не стояла, ведь все они в этой технологии зависели друг от друга.

— Легче всего мне было, когда перед самым декретным отпуском поставили меня на легкий труд — носить в огромной паевке за плечами еду лесорубам. Ближе к бараку лес был давно вырублен, лесорубы углубились уже далеко в лес, а время на ходьбу мужикам терять не положено.

Вот я и носила им подкрепление. Чаще всего брела по сугробам по пояс. А то и вовсе пурхалась в снегу, как в пуху, но, главное, скажу тебе, Таня, за всю зиму ни одних штанов не износила. Никаких. У меня их вовсе не было.

Надевала на себя юбки, какие были, да длинный шугай (пальто по-теперешнему).

Не я одна так горе мыкала. Моя двоюродная сестра Фекла Федоровна, или, как по-свойски называла ее мама, Феклуня, перещеголяла меня. Она три зимы подряд на лесозаготовках мантулила. Да, что говорить, там работали люди и не нам чета.

Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить, что такое трудодень, за который работали люди в колхозах и здесь, на лесоповале. По словам моей мамы (а не из энциклопедии), трудодень — это поставленная палочка карандашом на бумажке у бригадира.

По количеству этих палочек в конце года определялось трудовое участие колхозника в общественном хозяйстве. Видимо, так на деле осуществлялось социалистическое распределение по труду.

А заодно работал принцип укрепления трудовой дисциплины, так как трудодни могли зачеркнуть или не записать вовсе, если бригадиру показалось, что качество выполненной работы низкое. Но могли, наоборот, начислить полтора, два, половину трудодня.

Это делалось чаще по собственному усмотрению бригадира, а по словам мамы — «черт знает, как они их начисляли». Нарисованные простым карандашом, они от времени могли стереться, и колхозники нередко замечали: «Фимическим карандашом рисуй, да плюй на него шибче, чтоб не стиралось». Я, будучи школьницей, была свидетелем ведения этой бухгалтерии и крепких разборок.

Источник: //www.pravmir.ru/lesopoval-obshhaya-banya-i-trudoden-kak-rabotali-lyudi-v-samyj-razgar-vojny/

Что запрещено было делать женщинам в русской бане

Как мужики моются в бане

Для жителей Руси баня никогда не была просто местом, где люди моются. Ей придавали обрядовое, культовое значение.

Считалось, что именно здесь можно расстаться с жизненными неурядицами, смыть с себя не только физическую, но и духовную грязь, разные грехи, болезни, несчастья.

Баня сопровождала наиболее важные для каждого русича события: рождение, свадьбу, похороны. Как и в любом особом месте, в бане существовали строгие запреты, в том числе и по гендерному принципу.

Раньше мылись вместе

Если для современных жителей России при посещении общественной бани главное табу – нельзя заходить в отделение, где моются представители противоположного пола, то для жителей Руси такого запрета просто не существовало. Как указывает в книге «Баня.

Очерки этнографии и медицины» (издательство «Санкт-Петербург», 2015 год) исследователь русской старины Андрей Дачник, иностранных путешественников крайне смущало, что мужики и бабы почти не стесняются своей наготы во время мытья. Чопорные католики и протестанты особо обращали внимание на этот факт.

Например, посол римского императора Августин Майерберг в 1661 году написал: «В общественных банях бывают в большом числе и женщины простого звания… смешавшись с мужчинами и нисколько не считая за важность выставлять их нахальным взглядам свою наготу, возбуждающую любострастие».

Хотя ни в одном из многочисленных источников не говорится, что совместное мытье мужчин и женщин в русских банях приводило к разврату. Иностранцы отмечают, что люди спокойно воспринимали чужую наготу, позволяя себе разве что шутки на эту тему.

В деревнях же семьи часто мылись вместе, в первую очередь, из соображений экономии: баня зимой остывает быстро, а дважды ее топить – дров не напасешься. Впрочем, религиозные деятели, а затем и светская власть стремились искоренить такой обычай, казавшийся им безнравственным.

Соответствующий запрет содержит сборник решений Собора русской православной церкви 1551 года, получивший название «Стоглав». Но рядовые обыватели почти не соблюдали данное указание святых отцов, поэтому в 1782 году императрицей Екатериной Второй был подписан «Устав благочиния», запрещающий мужчинам и женщинам мыться вместе.

К началу XIX века, по утверждению историка Андрея Дачника, в русских парных уже произошло четкое гендерное разделение.

Запреты для слабого пола

Вопреки слегка предвзятому отношению западноевропейских авторов, баня всегда была для жителей Руси местом сакральным, посещение которого связано с большим количеством правил, обязательных к соблюдению.

Какой уж тот разврат, если согласно поверьям, за всем происходящим здесь строго следит Банник – мифический хозяин парной, а также злобная баба Обдериха, которую обязательно необходимо задобрить вежливым словом или каким-нибудь символическим подношением.

Женщинам в русских банях было нельзя:

  • мыться первыми, раньше своих мужей, братьев и отцов;
  • пользоваться вениками представителей сильного пола;
  • находиться в одиночестве;
  • в понедельник и среду мыть голову;
  • покидать баню сразу после родов;
  • работать натиральщицами (махальщицами) после XVIII века.

А теперь обо всем по порядку. Далеко не все жители Руси парились в банях семьями, чаще члены сельской общины мылись по очереди: сначала мужчина, а затем – женщины. Одни источники объясняют эту традицию патриархальными устоями общества. Дескать, отец семейства – всему голова и право первенства во всем принадлежит только ему.

Кроме того, христианская традиция считает представительниц прекрасного пола «нечистыми», и мужчины опасались «заразиться» греховностью женщин, посещая баню следом за ними.

Однако существует и другая версия возникновения данной традиции.

Баню на Руси топили очень жарко, и отцы семейств шли париться первыми, чтобы не позволять своим женам и маленьким детям испытывать лишний дискомфорт.

Женские штучки

Для культуры Руси, начиная с самых древних времен, было характерно четкое разделение предметов обихода по гендерному принципу. И банные веники – не исключение. Этот важный атрибут парной мог быть либо мужским, либо женским. Представителям сильного пола веники вязали из дуба, клена, ясеня или вяза.

Слабый пол пользовался банными изделиями из березовых, липовых, ольховых или ивовых веток. Кроме того, как и любое средство личной гигиены, у каждого человека должен быть свой веник. Жители Руси опасались, что через этот предмет можно заразиться болезнями или символически «взять на себя» все беды и хвори, которые смыл предыдущий посетитель бани.

Только колдуньи и гадалки могли находиться в бане поодиночке, чтобы проводить свои магические ритуалы. Все остальные женщины должны были париться в сопровождении родственниц или подруг. Считалось, что Банник или Обдериха способны сильно навредить, в первую очередь, молоденьким девушкам, если правильно не задобрить духов.

Неблагоприятными для мытья на Руси всегда считались понедельник и среда. Женщинам в эти дни недели запрещалось мыть голову. Согласно народным поверьям, иначе можно навредить здоровью и красоте волос, а значит, и упустить свое женское счастье.

В банях сельские повитухи принимали роды испокон веков.

Счастливые мамаши, благополучно подарившие жизнь малышам, не могли несколько дней после этого события покинуть пределы парной. Одни этнографы и историки объясняют это ограничение заботой о здоровье молодой матери, которой никак нельзя «подцепить» какую-нибудь инфекцию, ведь организм женщины ослаблен после родов.

Другие связывают нахождение молодой матери в бане с ее ритуальной, магической смертью в прежнем качестве, а для возвращения в мир живых, по народным поверьям, необходимо какое-то время.

Больше не парят мужчин

Западноевропейских путешественников, посещавших нашу страну в XVI-XVIII веках, удивляло в парных еще и наличие банщиц, которые помогали очиститься от грязи как женщинам, так и мужчинам. Этих девушек называли натиральщицами или махальщицами, поскольку они растирали тела посетителей бань и размахивали вениками.

Голландский политик Николаас Витсен, посетивший Москву, Псков и Новгород в 1664-1665 годах, написал этнографическую работу «Путешествие в Московию». В ней говорится, что натиральщицами часто работали симпатичные крепостные девушки, парившие семью и гостей своего помещика. В то же время, Андрей Дачник утверждает, что махальщицы трудились и в общественных банях.

Исследователь русской старины не нашел никаких достоверных исторических свидетельств того, что эти женщины могли оказывать своим клиентам интимные услуги. «В России девушки в банях действительно просто мыли посетителей, часто весьма равнодушно», – пишет Андрей Дачник.

Но после разделения этих общественных учреждений на мужские и женские представителей сильного пола стали парить исключительно крепкие парни – банщики.

У мужчин были свои запреты

Может возникнуть впечатление, что мужчины не сталкивались с различными запретами во время мытья. Это не так. Ограничения, которые накладывало на них посещение парной, тесно связаны с привычками, которым в патриархальной Руси были подвержены исключительно представители сильного пола.
Итак, в бане мужчинам было категорически нельзя:

  • садиться на ушат, ведь согласно примете, такой человек рискует стать алкоголиком;
  • употреблять спиртные напитки;
  • заходить туда, когда в парной находится роженица (это исключительно женское таинство);
    плеваться, особенно на печную кладку, иначе обидевшийся Банник плюнет в ответ кипятком;
  • париться женским веником;
  • мыться во второй заход, после жены.

Русская народная традиция содержит немало примет и поверий, а также откровенных табу, призванных уберечь людей от пьянства.

К тому же, в бане подобные возлияния еще и опасны, ведь нетрезвые люди не могут похвастаться точными движениями и ясностью ума, а значит, рискуют обжечься или угореть.

Представить себе, что женщины на Руси могли собраться и выпивать в бане, а также смачно плеваться во все углы, просто невозможно, поэтому для них подобных запретов просто не существовало.

Источник: //cyrillitsa.ru/tradition/129749-chto-zapreshheno-bylo-delat-zhenshhinam-v-r.html

ПоможемВылечим
Добавить комментарий